03. Общество как живая система

* 03. Общество как живая система: современные теории

Содержание

 

* 1. Концепция аутопоэза и ключевые черты живых систем

Начиная обсуждение общества как живой системы, мы вернёмся — уже на другом уровне — к современным представлениям о том, что из себя представляют живые системы.

Ключевые критерии живой системы, которые мы приводим ниже, сформулированы физиком Fritjof Capra (Фритьоф Капра) в книге The Web of Life: A New Scientific Understanding of Living Systems (Anchor, 1997, 357pp) (с.170) на основе анализа развития системных подходов в биологии, прежде всего, работ по аутопоэзу Умберто Матурано (Humberto Maturana) (en.wikipedia.org/wiki/Humberto_Maturana) и Франциско Варела (Francisco Varela) (en.wikipedia.org/wiki/Francisco_Varela).

* 1-1. Ключевые критерии живой системы

Организационный паттерн

Конфигурация взаимоотношений, которая определяет важнейшие характеристики системы

Структура

Физическое воплощение организационного паттерна системы

Процесс жизни

Деятельность, определяющая физическое воплощение организационного паттерна системы

 

Процитируем Фритьофа Капру:

«Понять природу жизни с системной точки зрения – значит выявить набор общих критериев, по которому можно ясно отличить живые системы от неживых. В истории биологии было предложено много критериев, но все они оказывались так или иначе ущербными. Однако недавние работы показали, что такие критерии можно выявить. Я предлагаю выразить эти критерии в терминах трёх концептуальных плоскостей: паттерн, структура и процесс.

В целом, я предлагаю понимать аутопоэз, определённый Maturana и Varela, как паттерн жизни (то есть, паттерн организации живых систем); диссипативные структуры, определённые Пригожиным, как структуру живых систем; и сознание, первоначально определённое Грегори Бейтсоном (Gregory Bateson), а затем более полно – Maturana и Varela, как процесс жизни. Паттерн организации определяет важнейшие характеристики системы. В частности, он определяет, является система живой или неживой. Аутопоэз (самосозидание) – паттерн организации живых систем – таким образом, является определяющей характеристикой жизни в новой теории. Чтобы понять, является конкретная система – кристалл, вирус, клетка или планета Земля – живой, всё что нам требуется, это выяснить паттерн организации, является ли он аутопоэтичной сетью. Если да, то мы имеем дело с живой системой; если нет, то система неживая.

Познание (cognition) – процесс жизни – неразрывно связан с аутопоэзом. Аутопоэз и познание – два разные аспекта одного и того же феномена жизни. В новой теории все живые системы – это познающие (когнитивные) системы, и познание всегда подразумевает существование аутопоэтичной сети.

С третьим критерием жизни, структурой живых систем, ситуация несколько другая. Хотя структура живой системы всегда диссипативна, не все диссипативные структуры являются аутопоэтичными сетями. Поэтому диссипативная структура может быть как живой, так и неживой системой. Например, ячейки Бенара (ru.wikipedia.org/wiki/Ячейки_Бенара) и химические часы, описанные Пригожиным, — это диссипативные структуры, но не живые системы.

* 1-2 Аутопоэз как паттерн жизни.

С начала 20 века известно, что паттерн организации живой системы всегда представляет собой сеть. Однако мы знаем, что не все сети являются живыми системами. Согласно Maturana и Varela, ключевая черта живой сети – в том, что она постоянно воспроизводит себя. То есть, «существование и создание живых систем неразрывно связаны, и в этом их особый механизм организации». Аутопоэз, или самосозидание, — это сетевой паттерн, в котором функция каждого компонента – участие в производстве или трансформации других компонентов сети. Таким образом сеть постоянно создаёт себя. Она создаётся своими компонентами и, в свою очередь, создаёт эти компоненты.

Поскольку все компоненты аутопоэтичной сети производятся другими компонентами сети, вся система организационно закрыта, несмотря на то, что она открыта в части потоков энергии и материи. Эта организационная закрытость означает, что живая система является самоорганизующейся в том смысле, что её порядок и поведение не навязываются средой, а устанавливаются самой системой. Другими словами, живые системы автономны. Это не означает, что они изолированы от среды. Напротив, они взаимодействуют со средой через постоянный обмен энергией и материей. Но это взаимодействие не определяет их организацию – они само-организующиеся. Тогда аутопоэз можно рассматривать как паттерн, лежащий в основе самоорганизации, или автономии, столь характерной для всех живых систем.

Через свои взаимодействия со средой живые организмы постоянно поддерживают и обновляют себя, используя для этой цели энергию и ресурсы из среды. Более того, постоянное самосозидание также включает способность формировать новые структуры и новые паттерны поведения. Это создание нового, приводящее к развитию и эволюции, — важный аспект аутопоэза.

Тонкий, но важный момент в определении аутопоэза – это тот факт, что аутопоэтичная сеть является не набором отношений между статичными компонентами (как, например, паттерн организации кристалла), но набором отношений между процессами производства компонентов. Если эти процессы останавливаются, прекращает своё существование и вся организация. Другими словами, аутопоэтичные сети должны постоянно обновлять себя, чтобы поддерживать свою организацию. Эти хорошо известная черта жизни.

Maturana и Varela видят различие между взаимоотношениями статичных компонентов и взаимоотношениями процессов как ключевое отличие между физическими и биологическими явлениями. Поскольку процессы в биологических явлениях происходят при участии компонентов, всегда можно из процессов выделить описание компонентов в чисто физических терминах. Однако такое чисто физическое описание не охватит биологическое явление. Биологическое объяснение должно касаться взаимоотношений между процессами в контексте аутопоэза».

* 1-3. Диссипативная структура – структура живых систем.

Живая система является одновременно открытой и закрытой – структурно она открыто, но организационно закрыта. Материя постоянно течёт сквозь неё, но система сохраняет стабильную форму, и делает это автономно через самоорганизацию.

Понятие «диссипативная структура» введено Ильёй Пригожиным. Простейший пример такой структуры – воронка воды в ванне. Вода постоянно течёт через воронку, но её характерная форма остаётся на удивление постоянной. Сходные стабильные диссипативные структуры могут формироваться в атмосфере в виде ураганов и торнадо – воздушных вихрей, перемещающихся на большие расстояния без изменения структуры благодаря постоянному поступлению материи из окружающей среды.

* 1-4. Познание (cognition) – процесс жизни

Три ключевых критерия жизни – паттерн, структура и процесс – насколько тесно переплетены, что трудно обсуждать их раздельно, хотя важно провести различие между ними. Аутопоэз, паттерн жизни, — это набор взаимоотношений между процессами производства; диссипативная структура может быть понята только в терминах процессов обмена и развития. Так что аспект процесса содержится в критериях как паттерна, так и структуры.

В новой теории живых систем процесс жизни – постоянное воплощение аутопоэтичного паттерна организации в диссипативной структуре – определяется с помощью процесса познания. Это означает радикально новое представление о сознании, возможно, наиболее революционный и волнующий аспект теории, так как он позволяет преодолеть картезианское противопоставление материи и сознания.

Согласно теории живых систем, сознание – это не вещь, а процесс – сам процесс жизни. Другими словами, организующая активность живых систем, на всех уровнях жизни, это деятельность сознания. Взаимодействия живого организм – растения, животного или человека – со средой являются познанием, или взаимодействием сознания. Таким образом, жизнь и познание становятся неразрывно связанными. Сознание – или, точнее, процесс познания – неотъемлемое проявление на всех уровнях жизни.

Если понимать, что у каждого объекта, в том числе у живой системы, есть матрица состояний, то процесс познания представляет собой освоение матрицы состояний системы, или реализации своего потенциала. Тогда живая система кардинально отличается от неживой тем, что занимается АКТИВНЫМ освоением своей матрицы состояний

Новая концепция сознания была разработана независимо Грегори Бейтсоном (Gregory Bateson) и Умберто Матурано (Humberto Maturana) в 1960е годы. Bateson первым применил системный подход и принципы кибернетики к разным областям. Bateson сформулировал набор критериев, которым система должна соответствовать, чтобы возникло сознание. Любая система, удовлетворяющая этим критериям, способна обеспечить процессы, которые мы связываем с сознанием – обучение, память, принятие решений и т.д. По мнению Bateson, эти ментальные процессы – необходимое и неизбежное последствие определённого уровня сложности, возникающего задолго до появления у организмов мозга и центральной нервной системы. Он также подчёркивал, что сознание проявляется не только у отдельных организмов, но и у социальных систем и экосистем.

Бейтсон считал, что для точного описания природы следует говорить на одном языке с ней – на языке отношений. Именно отношения, по его мнению, составляют сущность живого мира. Биологические формы состоят не из частей, а из отношений, и так же устроено сознание человека».

* 1-5. Набор критериев присутствия в системе сознания

(из книги G.Bateson “Mind and nature”, P.92):

  1. Сознаниеэто совокупность взаимодействующих частей или компонентов (A mind is an aggregate of interacting parts or components).
  2. Взаимодействие между частями сознания запускается различием, различие – это невещественное явление вне пространства или времени; различие связано с негэнтропией и энтропией, а не с энергией. (The interaction between parts of mind is triggered by difference, and difference is a nonsubstantial phenomenon not located in space or time; difference is related to negentropy and entropy rather than energy).
  3. Процесс сознания нуждается в сопутствующей энергии (Mental process requires collateral energy).
  4. Процесс сознания нуждается в круговых (или более сложных) цепочках определения (Mental process requires circular (or more complex) chains of determination).
  5. В процессах, связанных с сознанием, влияние различия следует рассматривать как видоизменённая форма (т.е. кодированная версия) предшествовавших событий. Правила такой трансформации должны быть сравнительно стабильными (т.е. более стабильными, чем содержание), но также подвержены трансформации (In mental process, the effects of difference are to be regarded as transforms (i.e. coded versions) of events which preceded them. The rules of such transformation must be comparatively stable (i.e., more stable than the content) but are themselves subject to transformation).
  6. Описание и классификация этих процессов трансформации раскрывает иерархию логических типов, присущих соответствующим явлениям (The description and classification of these processes of transformation disclose a hierarchy of logical types immanent in the phenomena).

 

«Матурана одновременно искал ответы на два вопроса: «Какова природа жизни?» и «Что такое познание (cognition)?» В итоге он обнаружил, что ответ на первый вопрос – аутопоэз – обеспечивает теоретические предпосылки для ответа на второй. В результате появилась системная теория познания, разработанная Матурана и Варела, которую иногда называют Сантьягской теорией.

Центральная идея Сантьягской теории та же, что у Бейтсона – идентификация познания как процесса жизни. Это представляет собой радикальное расширение традиционной концепции сознания/разума (mind). По Сантьягской теории, для существования сознания не обязательно наличие мозга. Бактерия или растение не обладают мозгом, но имеют сознание. Простейшие организмы способны на восприятие, и поэтому имеют сознание. Они не видят, но, тем не менее, воспринимают изменения в окружающей среде – различия между светом и тенью, горячим и холодным, высокой и низкой концентрацией химических веществ и т.п.

Новая концепция сознания (cognition) – как процесс познания (the process of knowing) – таким образом, оказывается гораздо шире, чем концепция мышления (thinking). Она включает восприятие (perception), переживание (emotion) и действие (action) – весь процесс жизни. В контексте человека познание (cognition) также включает язык, концептуальное мышление и все другие атрибуты человеческого сознания (consciousness). Однако общая идея гораздо шире, она не обязательно включает мышление.

Сантьягская теория представляет собой первую согласованную научную систему, которая преодолевает картезианский раскол. Материя и сознание больше не принадлежат двум отдельным категориям, а представляют собой различные аспекты, или измерения, одного явления – жизни.

Мозг – это специальная структура, через которую реализуется процесс познания. Отношения между сознанием и мозгом такие же, как между процессом и структурой. При этом не только мозг, а весь организм как диссипативная структура участвует в процессе познания.

В человеческом организме единая когнитивная сеть включает в себя нервную, иммунную и эндокринную системы, которые традиционно рассматривались как отдельные системы».

 

В своей книге “The tree of knowledge” Матурана и Варела анализируют различия между тремя типами многоклеточных живых систем – организмами, экосистемами и обществами – в степени автономии их компонентов.

«В организмах клеточные компоненты имеют минимальную степень независимого существования, в то время как компоненты человеческих обществ, отдельные люди, обладают максимальной степенью автономии, пользуясь многими аспектами независимого существования. Животные сообщества и экосистемы занимают различные промежуточные места между этими двумя крайностями.

Компоненты организма существуют для функционирования организма, но человеческие социальные системы также существуют для своих компонентов. По словам Матурана и Варела, «организм ограничивает индивидуальное творчество своих элементов, и эти элементы существуют на благо организма. Социальная система человека усиливает индивидуальное творчество своих элементов, так как эта система существует для своих элементов».

 

* 2. Теория живых систем Джеймса Гриера Миллера

Американский психолог Джеймс Гриер Миллер (James Grier Miller, en.wikipedia.org/wiki/James_Grier_Miller), один из основателей системного подхода в биологии, известен своим фундаментальным (более 1000 страниц) трудом Living Systems (Живые системы), опубликованным в 1978 году.

Центральная идея работы состояла в том, что существующие живые системы – открытые самоорганизующиеся системы – принадлежат к одному из вложенных друг в друга семи уровней организации и состоят из двадцати важнейших подсистем, с помощью которых обеспечивают потоки вещества, энергии и информации.

* 2-1. Иерархические уровни функционирования живых систем, предложенные Дж.Миллером

(http://daveayers.com/LivingSubsystems.htm) :

  • Клетка (Cell)
  • Орган (Organ)
  • Организм (Organism)
  • Группа (Group)
  • Организация (Organization)
  • Общество (Society)
  • Наднациональная система (Supranational System)

 

2-2. 20 важнейших подсистем, разделённые на 2 категории

(http://ossfoundation.us/our-view/systems-lst) :

* Подсистемы, отвечающие за обработку материи/энергии:

  1. Воспроизводство (Reproducer)
  2. Физическая граница (Boundary)
  3. Приём пищи (Ingestor)
  4. Распределение (Distributor)
  5. Переработка (Converter)
  6. Производство (Producer)
  7. Хранение (Storage)
  8. Выведение/выделение (Extruder)
  9. Двигатель (Motor)
  10. Опора (Supporter)

* Подсистемы, отвечающие за обработку информации:

  1. Восприятие внешних сигналов (Input Transducer)
  2. Восприятие внутренних сигналов (Internal Transducer)
  3. Каналы и сеть (Channel and Net)
  4. Синхронизация внешних и внутренних процессов (Timer)
  5. Распознавание (Decoder)
  6. Ассоциации (Associator)
  7. Память (Memory)
  8. Принятие решений (Decider)
  9. Преобразование во внешний сигнал (Encoder)
  10. Преобразование сигналов в действия (Output Transducer)

Система, предложенная Миллером, может быть использована при анализе любых живых систем с точки зрения функциональной структуры.

* 3. Эволюционно-кибернетическая модель общества как живой системы

Разработки Миллера, с одной стороны, и Матураны и Варелы – с другой стороны, синтезировал бельгийский кибернетик Франсис Хейлиген (Francis Heylighen) – в частности, в работе «Мировой Суперорганизм: эволюционно-кибернетическая модель возникновения сетевого сообщества» (оригинал http://pespmc1.vub.ac.be/Papers/Superorganism.pdf, перевод на русский язык http://rus.triz-guide.com/2156.html)

Хейлиген подчёркивает нежелание современных теоретиков социологии принимать взгляд на общество как на живой организм и объясняет это пока преобладающим в биологии механистическим взглядом на живые системы.

Описанная позиция социологов может быть преодолена с возвращением в биологию системных и междисциплинарных подходов.

Автор пишет:

«Изучая живые системы, биологи более не заостряют внимание на статичной структуре их внутренней анатомии, ученых привлекает многообразие процессов, с помощью которых организм адаптируется к постоянно изменяющейся внешней среде. В последнее время множество идей и методов, объединенных в области «теории сложности», привели к пониманию того, что организмы — это самоорганизующиеся, адаптивные системы. Большинство процессов в этих системах децентрализовано, неопределенно и постоянно изменяется. Сложное адаптивное поведение подобных систем возникает в процессе свободного взаимодействия между отдельными автономными компонентами. Модели же, в которых управление подчинено отдельному планирующему блоку, были признаны непригодными для большинства реальных систем. Подобное развитие научных взглядов вновь открывает возможность моделирования организмов и обществ в виде сложных адаптивных систем.

Главная идея данной модели состоит в том, что мировое общество может рассматриваться как единый суперорганизм и, что в условиях сегодняшнего быстрого развития технологий оно становится все более похожим на суперорганизм. Суперорганизм — это живая система высшего порядка, элементы которой (в нашем случае, отдельные индивидуумы) сами являются организмами. Биологи соглашаются с тем, что социальные колонии насекомых, например, муравейники или пчелиные улья, лучше всего анализировать как суперорганизмы. Если отдельные клетки являются организмами, тогда многоклеточный организм — тоже суперорганизм. Человеческое общество, вероятно, очень похоже на плесневый грибок, чьи клетки могут выживать как по одиночке, так и целыми колониями.

Вопрос не в том, является ли общество организмом, а в том, насколько полезна подобная точка зрения.(…)

На мой взгляд, подобная позиция помогает разобраться в том многообразии важных изменений, которые происходят в структуре общества, и эта точка зрения более действенна, чем традиционный взгляд на общество как на сложное образование взаимодействующих индивидуумов. Моя точка зрения состоит в том, что и общества, и биологические организмы можно рассматривать с самых общих позиций как частные случаи «живых» или «автопоэзийных» систем».

Ориентированность на решение практических задач всегда позволяет выходить на удачные обобщения и адекватные модели.

«Наилучшая абстрактная характеристика живого образования дана Матураной и Варелой: жизнь — это автопоэзис (от греч. «самовоспроизведение»). Автопоэзийная система состоит из сети процессов, которые постоянно воспроизводят свои компоненты, таким образом отделяя себя от окружающей среды. Это определяет автопоэзийную систему как автономную единицу, она сама заботится о собственном поддержании и росте и воспринимает окружение лишь как возможную причину нарушения внутреннего функционирования. (…) Принятие определяющей характеристикой живого автопоэзиса, а не воспроизведения устраняет серьезное препятствие к рассмотрению обществ как живых организмов — хотя общества не воспроизводят себя целиком, они, несомненно, создают (воспроизводят) свои отдельные компоненты. (…) Рост общества больше похож на рост растений, нежели высших животных, к которым мы близки. В подобных живых системах a priori не существует четкого разделения между родителем и отпрыском. В современном глобальном мире географическое положение не может обеспечить реальной независимости. (…)

Общество, подобно всем автопоэзийным системам — это открытая структура, ему требуется поставка материала и энергии (ресурсов) для создания своих компонентов, а само оно выбрасывает в окружающую среду отходы своей жизнедеятельности в виде промышленных отходов и тепла. Несмотря на то, что оно открыто с точки зрения термодинамики, оно, как и любая автопоэзийная система, организационно замкнуто, его структура явно определена как внутренняя. Окружающая среда не подсказывает системе, как ей следует строить себя; среда лишь служит источником сырья. Поведение автопоэзийной системы встроено в ее собственную внутреннюю организацию. Замкнутость означает, что каждый компонент системы может быть создан внутри системы. Ни один компонент или подсистема компонентов не могут воспроизводиться сами по себе вне системы. Если бы подсистема могла существовать вне системы, тогда бы подсистема стала самостоятельной автопоэзийной системой вместо того, чтобы быть частью общей структуры.

В отличие от биологических организмов, большинство социальных систем не обладают явной пространственной границей.

Единственная возможность выполнить требование организационной замкнутости — это рассматривать всемирное общество целиком, как автопоэзийную систему. Ни одна из его подсистем, идет ли речь о странах, корпорациях, институтах, компаниях или семьях, не является в должной мере автопоэзийной. Все они до известной степени зависимы от внешней организации.

Это наблюдение, возможно, объяснит, почему различные авторы не могут прийти к согласию в вопросе о том, могут ли социальные системы быть автопоэзийными.

Если мы посмотрим на концепцию границы в менее буквальном, в не совсем физическом смысле, то обнаружим, что общество определенно отделяет свои внутренние компоненты от окружающей среды.

Можно различить степень автопоэзийности: система будет более автопоэзийной, если она производит большую часть своих компонентов внутри себя, и, значит, менее зависима от окружающей среды. Как мы позднее увидим подробнее, эволюция общества обыкновенно приводит к увеличению автономности и способности самостоятельно производить свои составляющие, минимально взаимодействуя с окружающей средой».

Хейлиген демонстрирует значительное сходство функциональных систем, характерных для живых организмов и функциональных систем в обществе, используя набор подсистем, предложенный Миллером.

 

* 3-1. Функционирование обмена веществ (обработки материалов — энергии) в многоклеточных организмах и обществах.

Функция Организм Общество
Прием пищи питание, питье, вдыхание (воздуха) добыча полезных

ископаемых, сбор урожая, выкачивание воды

Переработка пищеварительная система, легкие нефтеперерабатывающие предприятия, фабрики по обработке прочих ресурсов
Распределение кровообращение транспортные сети
Производство Стволовые клетки заводы, строители
Удаление отходов мочевыделение, испражнение, выдыхание канализация, мусорные свалки, трубы
Хранение жир, кости склады, контейнеры
Опора скелет строения, мосты…
Двигатель мышцы моторы, люди, животные

 

Обсуждая процессы обмена информацией со средой, Хайлиген пишет:

«автопоэзийные системы не формируются окружающей средой, их форма определяется исключительно внутренней организацией. Автопоэзийные системы — самоорганизующиеся. Данные из окружающей среды требуются только для того, чтобы предупредить систему о необходимости изменения ее функционирования — иначе структура может быть повреждена или даже разрушена. Путём противодействия или компенсации этих пертурбаций система может поддерживать неизменной свою организацию в непостоянной среде.

Таким образом, организмы (по определению — управляющие системы в кибернетическом смысле) регулируют или управляют значениями определенных параметров так, чтобы уменьшить отклонения от оптимума.

Возможно, наиболее четкая модель подобной регуляции предлагается Теорией перцептивного управления (Perceptual Control Theory) Вильяма Пауэрса (William Powers). В этой модели поведение или цепь действий живой системы объясняется исключительно как стремление системы достичь некоторого оптимального состояния. (подробнее о perceptual control theory – в одном из следующих разделов).

Различные цели или требуемые значения входных величин, которые организм пытается оптимизировать, обычно составляют некое подобие иерархии, где комбинация текущего восприятия и цели высшего порядка определяют цель более низкого порядка. Таким образом, цели не статичны, но постоянно приспосабливаются к конкретной ситуации. Подобное ощущение — это не просто отражение состояния окружающей среды, это скорее восприятие аспектов окружения, соотнесенных с целями системы, которые сами по себе определяются требованием выживания. Поэтому эпистемология теории автопоэзиса и теория перцептивного контроля конструктивны, знание об организме не должно рассматриваться как калька внешней реальности, а только как субъективная конструкция, направленная на поддержание равновесия между основными целями поддержания организации и различными внешними изменениями, способными поставить эти цели под угрозу.

Для большинства людей, не занимающихся кибернетикой, слово «управление» непременно означает образ некоего центрального аппарата контроля, автократического органа, направляющего и надзирающего за тем, как действует система. Кибернетический анализ связей управления, например, как у Пауэрса, абсолютно функционален. «Аппарат управления» не требует воплощения в виде отдельного локализованного структурного компонента.

Функция управления не централизована, а распределена по всей системе.

С некоторыми обобщениями этот анализ может быть развит до общей модели управляющего механизма социального суперорганизма. В данном случае теория Миллера снова может прийти нам на помощь. Однако, мы должны заметить, что в то время, как подсистемы у Миллера организованы линейно в порядке обработки поступающей в систему информации, механизм в целом цикличен — информация, которая выходит из системы в виде решений, воплощается в жизнь, действия преобразуют окружающую среду, которая в свою очередь определяет информацию, поступающую внутрь через восприятие.

* 3-2. Функции нервной системы (обработка информации) в (высших) организмах и обществах.

Функция Организм Общество
Чувствительный элемент органы чувств репортеры, исследователи
Распознавание (decoder) восприятие эксперты, политики, общественное мнение
Каналы и сеть нервы, нейроны средства коммуникации
Ассоциация синаптическое обучение Научные исследования, социальное обучение
Память Память нервной системы библиотеки, школы, коллективное знание
Принятие решений высшие функции мозга правительство, рынок, избиратели
Действие мышцы, активизированные нервами исполнительные институты

В управляющих системах высшего порядка, где присутствует сложная иерархия первостепенных и вторичных целей, выбранные действия могут на самом деле иметь мало общего с конкретной ситуацией и скорее служат предвидению вероятных ситуаций в неопределенном и отдаленном будущем.

Функции действие отсутствует в схеме Миллера, который вместо нее предлагает функцию Преобразование во внешний сигнал (Encoder) и Преобразование сигналов в действия (Output Transducer). Причина в том, что схема Миллера основывается на линейной последовательности действий над попадающей в систему информацией, которая проходит обработку и снова покидает организм, а не на функции циклического контроля, где единственной задачей информации является помощь при выборе верного управляющего действия».

Далее Хайлиген обсуждает возможную эволюцию человеческого общества как развитие кооперативного поведения, сети человеческих взаимоотношений и взаимодействия.

При этом «сеть в целом приспосабливается к окружающей среде, но это имеет лишь косвенное влияние на её подсистемы. Если мы проигнорируем относительно небольшое действие мировой окружающей среды, то эволюцию сети можно, в таком случае, рассматривать как самоорганизацию или «сетевой выбор», её развивающиеся совместно компоненты адаптируются друг к другу, таким образом повышая общую эффективность и связность сети даже в отсутствие отбора, происходящего во внешней среде. Ни один компонент не может проигнорировать это развитие ради собственного блага, так как все компоненты из-за своей специализации зависят друг от друга».

«Все возрастающее разделение труда ведет к дифференциации компонентов системы в более специализированные подвиды. Увеличивающаяся зависимость этих подвидов от остальной системы для того, чтобы возместить те способности, которые были утеряны из-за специализации, ведет к повышению интеграции и сплоченности. Дифференциация и интеграция вместе ведут к усложнению мировой системы и к большей независимости ее от окружающей среды. Положительная обратная связь между интеграцией и дифференциацией ведет к ускоряющемуся развитию сложной организации из совокупности первоначально простых компонентов. Это метасистемный переход, эволюционное возникновение кибернетического организма высшего порядка. Это чем-то похоже на фазовые переходы вещества, такие как кристаллизация, намагничивание или конденсация, характерные для самоорганизующихся физических систем. Эта же движущая сила лежит в основе эволюции от простых клеток до многоклеточных организмов и обществ, состоящих из отдельных индивидуумов».

Таким образом, по мнению Хайлигена, глобализация является объективным процессом эволюции человеческого общества.

Однако далее, рассуждая о глобализации, автор полностью упускает из внимания процесс целеполагания, присущий живым системам. В частности, у него как у адепта (судя по тексту) либеральной рыночной системы, все цели живых систем, в том числе людей, сводятся к потреблению, а эффективность измеряется в финансовых терминах. Кроме того, автор не анализирует актуальные проблемы современного общества (мы это сделаем позже) и истоки этих проблем. Он практически не даёт критической оценки реального процесса глобализации, в котором при внимательном анализе можно выявить ряд признаков, противоречащих принципам здоровых живых систем (см.далее концепцию Элизабет Саторис «Принципы работы здоровых живых систем»).

Таким образом, несмотря на бесспорно плодотворный системный подход к обществу как к живой системе, Франсис Хейлиген упускает очень важные системные процессы, без анализа которых многие закономерности и причинно-следственные связи остаются вне поля зрения.

* 4. Принципы работы здоровых живых систем

Следующим шагом в понимании принципов работы живых систем, в том числе на надорганизменных уровнях организации, представляют собой теоретические разработки и обобщения эволюционного биолога Элизабет Саторис (Elisabeth Sahtouris) (http://www.ratical.org/LifeWeb/Articles/LSinetHF.html).

Она сформулировала набор принципов, которые отражают не только структурную и функциональную организацию, но и, фактически, ценности и правила отношений между различными процессами внутри живых систем, исходя из которых выстраиваются частные цели и задачи их функционирования.

Приведённый ниже список был предложен в контексте сравнения живых систем с сетью интернет и с корпорациями в экономике. Он очень полно и разносторонне отражает реальные принципы управления в живых системах.

Этот список предусматривает целостное, а не фрагментарное представление о живых системах – от клеточных систем до экосистем и человеческого общества.

Между тем, сознательное применение этих принципов при управлении живыми системами может кардинально повысить качество управления.

 

Сначала перечислим эти принципы (перевод и исходный англоязычный вариант):

1.     Самосозидание (аутопоэз) 1.       Self-creation (autopoiesis)
2.     Сложность (разнообразие частей) 2.       Complexity (diversity of parts)
3.     Встроенность в более крупные целостные системы (холоны) и зависимость от них (холархия) 3.       Embeddedness in larger holons and dependence on them (holarchy)
4.     Само-отражение (самоосознание / знание о себе) 4.       Self-reflexivity (autognosis/self-knowledge)
5.     Саморегуляция / поддержание (автономия) 5.       Self-regulation/maintenance (autonomics)
6.     Способность отвечать на внутреннее и внешнее напряжение или изменения 6.     Response ability to internal and external stress or other change
7.     Обмен веществом, энергией, информацией с другими целостными элементами (холонами) 7.       Input/output exchange of matter/energy/information with other holons
8.     Трансформация вещества, энергии, информации 8.       Transformation of matter/energy/information
9.     Вовлечение в деятельность всех своих частей, предоставление им полномочий 9.       Empowerment/employment of all component parts
10.   Общение между всеми частями 10.     Communications among all parts
11.   Координация частей и функций 11.     Coordination of parts and functions
12.   Равновесие интересов между частями, целым и иерархически высшей структурой (холархией) 12. Balance of Interests negotiated among parts, whole, and embedding holarchy
13.   Взаимовыгодный обмен в ходе общей деятельности и взаимопомощи 13.     Reciprocity of parts in mutual contribution and assistance
14.   Равновесие эффективности и устойчивости 14.     Efficiency balanced by Resilience
15.   Сохранение того, что хорошо работает 15.     Conservation of what works well
16.   Творческое изменение того, что работает недостаточно хорошо 16.   Creative change of what does not work well

 

* 4-1. Принципы здоровых живых систем — подробно

(частичный перевод из работы Elisabeth Sahtouris “Main Features or Principles of Healthy Living Systems” http://www.ratical.org/LifeWeb/Articles/LSinetHF.html )

Важное ключевое слово в работе Саторис – ЗДОРОВЫЕ живые системы, то есть обладающие устойчивостью и способностью сохранять свою целостность (структурную, функциональную, организационную) даже при значительных изменениях внешней среды.

 

  1. Живые системы обладают аутопоэзом, т.е. создают и обновляют сами себя

Аутопоэз (ru.wikipedia.org/wiki/Аутопоэз) как ключевое свойство живых систем было предложено в начале 1970х годов У.Матураной и Ф.Варелой (см.выше). В рамках аутопоэза (самосозидания) невозможно провести грань между производителем и продуктом. Именно в рамках аутопоэза живые системы воспроизводят сами себя и обладают автономией, или организационной закрытостью (самоорганизацией). Аутопоэз также определяет развитие и эволюцию, движущие силы которых находятся внутри живой системы.

По мнению Ф.Капра, аутопоэз – это основной организационный паттерн живых систем.

По Э.Саторис, примером самосозидательной системы в рамках социума является интернет. Другой вид систем, аллопоэтичные системы, задумываются, проектируются и создаются кем-то извне – например, это компании и корпорации в бизнесе.

 

  1. Живые системы отличаются сложностью и разнообразием своих элементов.

По определению, «сложный» означает «Состоящий из нескольких частей или элементов, образованный посредством соединения, сложения частей; Такой, который образует собою известную систему многих элементов, отношений, связей». (dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1029678)

Complexity – the state or quality of being intricate (very complicated or detailed) or complicated (Oxford Dictionary).

Для того, чтобы быть живой, системе необходим некоторый минимальный уровень сложности. Качественный переход от «просто сложной» к «по-настоящему сложной» системе заключается в новых свойствах системы в целом по сравнению со свойствами элементов.

«Сложная система — система, состоящая из множества взаимодействующих составляющих (подсистем), вследствие чего сложная система приобретает новые свойства, которые отсутствуют на подсистемном уровне и не могут быть сведены к свойствам подсистемного уровня» (Лоскутов А. Ю., Михайлов А. С. Основы теории сложных систем. М. — Ижевск: НИЦ «Регулярная и стохастическая динамика», 2007. — 612 с. ISBN 5-93972-558-9, цит.по ru.wikipedia.org/wiki/Сложная_система).

Один из основателей Общей теории систем, Кеннет Боулдинг (Kenneth Boulding), предложил шкалу сложности систем, состоящую из девяти уровней (Боулдинг, К. Общая теория систем — скелет науки. — М.: Наука, 1969, цит.по ru.wikipedia.org/wiki/Сложная_система):

  1. Уровень статической структуры. К таким системам можно отнести: расположение электронов в атоме, строение кристалла, анатомию животного и т. п.
  2. Простые детерминированные динамические системы. Примеры: Солнечная система, механическое устройство, структура теории наук вроде физики и химии.
  3. Уровень управляющего механизма или кибернетической системы, уровень термостата. Система характерна тем, что стремится к сохранению равновесия.
  4. Уровень открытой или самосохраняющейся системы, уровень клетки. Кроме биологических объектов, к этому уровню можно отнести реки и пожары.
  5. Уровень генетического сообщества. Примерами могут являться растения. Характерен специализацией клеток. Система характеризуется разрозненностью приёмников информации и неспособностью обрабатывать её большие объёмы.
  6. Уровень животных. Системы характеризуются мобильностью, целесообразным поведением, самосохранением. Развитые информационные рецепторы, нервная система, мозг.
  7. Уровень человека. Самосознание, отличное от простого самосохранения. Рефлексия. Речь.
  8. Уровень социальной организации.
  9. Уровень трансцендентальных систем, не поддающихся анализу, но обладающих структурой.

 

Сложная система обладает отличительным набором свойств (http://en.wikipedia.org/wiki/Complex_system):

  • Каскадность реакций;
  • Открытость;
  • Наличие памяти;
  • Вложенность сложных систем одна в другую с образованием иерархии;
  • Динамическая сеть из составных узлов;
  • Эмерджентность (наличие непредсказуемых явления более высокого порядка);
  • Нелинейность;
  • Наличие положительных и отрицательных обратных связей.

Сложностью и разнообразием элементов обладают не только живые системы. Но только в них разнообразие обеспечивает устойчивость за счёт широкого спектра возможностей для адаптации, которые представляют разнообразные элементы. Более того, как мы увидели выше, живые системы зачастую более адекватно описываются не элементами и их связями, а процессами (функциями) и сетями, которые эти процессы объединяют. И элементы при этом вторичны по отношению к процессам. Один и тот же процесс (функция) может обеспечиваться разным набором элементов, причём эффективность сильно зависит от качества управления элементами. С другой стороны, один и тот же элемент может быть задействован в разных процессах, в разных функциональных системах.

Таким образом, сложность системы задаёт матрицу состояний: система, состоящая из примитивного набора элементов, имеет существенные ограничения в матрице потенциально доступных состояний.

Однако поддержание сложности требует затрат и учёта низкочастотных процессов, не дающих сиюминутной отдачи. Напрашивается параллель со структурой общественных институтов: образование, наука, поддержание обороноспособности – очень затратные процессы, которые, тем не менее, определяют выживание общественной системы в долгосрочной перспективе.

 

  1. Живые системы являются частью более крупных целостных систем («холонов») и зависят от них.

Быть частью целого – ещё не значит осознавать этот факт и следствия из него.

Взаимоотношения между целым и частью целого, по определению, предусматривают приоритет целого. Таким образом, здоровая живая система должна (или вынуждена), чтобы оставаться здоровой:

1) осознавать свою принадлежность к более крупной системе,

2) осознавать зависимость от неё, и

3) осознанно подчинять свои интересы интересам этого целого.

Несоблюдение любого из этих трёх пунктов рано или поздно имеет разрушительные последствия.

Искусственные системы, такие как корпорации, тоже являются частью общества, однако зачастую игнорируют свою зависимость от систем, частью которых являются (например, интересы экосистем).

 

  1. Живые системы способны себя осознавать и обладают знанием о себе.

Система осознаёт себя потому, что находится в контакте с собой, получает информацию о своих элементах с помощью механизмов восприятия.

Самоосознание невозможно без высокой связности и постоянного взаимодействия элементов между собой. Этот процесс обеспечивается сетевой структурой системы.

Знание о себе система может получить только в реальной деятельности, когда элементы системы начинают взаимодействовать, обмениваться информацией, решать конкретные управленческие задачи возрастающей сложности. На этом основано обучение и познание (см. в разделе 03 «Концепция аутопоэза и ключевые черты живых систем» – третий критерий живых систем).

 

  1. Живые системы обладают автономностью: способны к саморегуляции, самоподдержанию и самовосстановлению.

Как мы выяснили выше, автономность живых систем – это следствие автопоэза и организационной закрытости. Все эти свойства – по сути, проявления основного смысла существования живых систем (сохранение своей целостности) в условиях изменяющейся среды.

 

  1. Живые системы способны отвечать на внутреннее и внешнее напряжение или изменения.

Эта способность является частью стратегии адаптации. Чтобы приспосабливаться, необходимо воспринимать всё, что происходит внутри и снаружи, и иметь цель (желаемый образ) происходящего. Если реальность расходится с целевым состоянием, степень различий и задаёт уровень напряжения. На ранних этапах, когда напряжение невелико, реакция на изменения может выглядеть как упреждение. Способность заранее выявлять изменения и адекватно действовать и отражает качество управления.

 

  1. Живые системы обмениваются с другими целостными объектами (холонами) веществом, энергией и информацией

Живые системы являются термодинамически открытыми, что предусматривает обмен со средой веществом, энергией и информацией. Другие холоны – это часть среды.

В связи с этим обменом возникает ряд вопросов: 1) как данная система выбирает входящую и исходящую энергию/информацию/материю? 2) как устанавливается равновесие в обмене? 3) если система получает негэнтропию от объектов более низкого уровня (например, через пищу), то как используется негэнтропия, созданная самой системой в процессе жизни? Получается, что пищевым пирамидам в экосистемах соответствуют негэнтропийные пирамиды?

Ещё одно наблюдение: здоровые живые системы отличаются способностью эффективно использовать все поступающие ресурсы, с одной стороны, и не разрушать другие системы плодами своей деятельности. Из этого можно предположить и следствие: столь же эффективно должна использоваться и негэнтропия. (Напомним, негэнтропия – это упорядоченность).

 

  1. Живые системы способны трансформировать вещество, энергию, информацию

При попадании в систему вещества, энергия и информация адаптируются к внутренним условиям деятельности элементов в системе. Вещества ассимилируются (усваиваются) для построения собственных структур, доступная для усвоения энергия используется или запасается, недоступная – отводится наружу. Информация о среде подвергается переработке в органах восприятия, значимая информация трансформируется во внутренние служебные сигналы. Подробнее о потоках информации в живой системе – в обсуждении Perceptual control theory.

 

  1. В живых системах все части обмениваются между собой информацией

Без обмена информацией невозможны прямые и обратные связи, восприятие и управление, взаимодействие и синергия. Обмен информацией происходит без ограничений, по мере её поступления и в той мере, в какой она нужна для работы каждого элемента. Подробнее о потоках информации в живой системе – в обсуждении Perceptual control theory.

 

  1. Живые системы вовлекают в деятельность все свои части и предоставляют им полномочия

Деятельность системы требует участия элементов, способных внести вклад в общее дело и принести пользу (т.е. обеспечить соответствующие функции). В рамках выполнения конкретной функции каждой части предоставляются максимальные полномочия (самоуправление) и возможность реализовать свой потенциал. Контроль осуществляется по уровню выполнения функции, т.е. по интегральному показателю. Это качество чем-то похоже на «правильную» командную деятельность. При этом очевидно, что присутствует взаимодействие разных иерархических уровней: запрос на функцию «спускается сверху вниз».

 

  1. В живых системах координированы все части и функции

Это очень сложная задача. Критерием координации служит адекватность общей функции системы. О том, как происходит координация, мы поговорим в разделе, посвящённом функциональным системам.

 

  1. В живых системах уравновешены между собой интересы частей, целого и иерархически высшей структуры

Эта задача представляется ещё более сложной, чем предыдущая.

В чём состоят истинные интересы каждого из упомянутых трёх уровней? Как происходит их уравновешивание? Эти вопросы мы будем обсуждать позже, вместе с механизмами управления в живых системах.

 

  1. В живых системах происходит взаимовыгодный обмен и взаимопомощь между частями системы в ходе общей деятельности

Эта черта – следствие уравновешенности интересов. Самое важное в обмене – учёт истинных интересов каждой из частей. Это свойство невозможно, если стороны проявляют «эгоизм» и ориентированы на удовлетворение лишь собственных потребностей. Эгоизм любой из частей системы в конечном счёте разрушает всю систему.

 

  1. В живых системах уравновешены эффективность и устойчивость (гибкость)

Оба понятия требуют некоторого разъяснения. На первый взгляд, понятие «устойчивость» вроде бы очевидно; но в постоянно изменяющейся среде устойчивость не эквивалентна неизменности. Устойчивость, скорее, связана с предсказуемостью состояния системы под влиянием изменений в среде и внутренних процессов в системе. Устойчивость в смысле предсказуемости – это важнейший показатель управления. Именно благодаря устойчивости возможно планирование.

Понятие «эффективность» в данном контексте также может иметь смысл, сильно отличный от привычного. Дело в том, что эффективность всегда оценивается по определённому критерию путём сравнения реальных показателей с ожидаемыми/запланированными. А ожидаемые показатели напрямую характеризуют поставленные цели. При этом также принимаются во внимание затраты, «цена» достижения целей. Поэтому об эффективности невозможно говорить, не зная целей системы, не понимая, как система подбирает средства под каждую цель.

Вопрос целеполагания мы подробно разберём позже. А возможные алгоритмы целеполагания предложены в Perceptual control theory.

 

  1. Живые системы сохраняют то, что хорошо работает
  2. Живые системы творчески изменяют то, что работает недостаточно хорошо

Это здоровое, уравновешенное сочетание консерватизма и инновационности. Как мы увидим позже, у живых систем есть довольно чёткие критерии «хорошей работы» той или иной системы, а также обычно большой запас прочности любой системы и универсальные подходы к инновациям. Последние чем-то сходны с инновационными процессами в искусственно созданных человеком системах, но значительно эффективнее. В одном из следующих разделов мы разберём, как живые системы уравновешивают консерватизм и инновации.

 

Вышеперечисленные свойства здоровых живых систем, сформулированные Элизабет Саторис, могут послужить полезным примером и ориентиром для управления человеческим обществом, которое, по определению, является живой системой высокого порядка.

 

* КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛА

Разобранные нами здесь некоторые современные теории живых систем, в т.ч. общества как живой системы, логично развивают и углубляют идеи предыдущего раздела о свойствах живых систем, важных для управления.

Важный шаг в этом направлении был сделан введением представления об аутопоэзе У.Матурано и Ф.Варелой.

Ф.Капра рассматривает аутопоэз (самосозидание) как организационный паттерн живых систем – конфигурацию взаимоотношений между элементами и процессами, протекающими в системе. Физическим воплощением этого паттерна являются диссипативные структуры (по Пригожину). Аутопоэтичная, самовоспроизводящая сеть – вот схема организации живых систем. Живые системы открыты в части потоков энергии и информации, но закрыты организационно – порядок и поведение системы устанавливаются самой системой (принцип самоорганизации, автономности).

Сам процесс жизни Капра вслед за Г.Бейтсоном и У.Матурано определил как познание/сознание (cognition). По мнению Бейтсона, сознание возникает у живой системы при достижении определённого уровня сложности; основой сознания являются не части, а отношения; сознанием обладают не только отдельные организмы, но и социальные системы и экосистемы. По Сантьягской системной теории познания Матурана и Варела, для существования сознания не обязательно наличие мозга. Сознание – это процесс познания, включающий (как минимум) восприятие, переживание и действие; в познании заключается и весь процесс жизни.

Материя (физическая структура) и сознание (процесс, протекающий в этой структуре) представляют собой различные аспекты одного явления – жизни. В процессе познания участвует не только мозг, но и весь организм как диссипативная структура, организованная вокруг единой когнитивной сети.

В теории живых систем Джеймса Миллера существующие живые системы – открытые самоорганизующиеся системы – принадлежат к одному из вложенных друг в друга семи уровней организации и состоят из двадцати важнейших подсистем, с помощью которых обеспечивают потоки вещества, энергии и информации. Подход, предложенный Миллером, очень удобен при анализе функциональной организации живых систем.

Эволюционно-кибернетическая модель возникновения сетевого сообщества, предложенная Ф.Хейлигеном, использует идеи Миллера, Матураны и Варелы. Нежелание современных социологов рассматривать человеческое общество как живой организм Хейлиген объясняет, по сути, механистическим взглядом на живые системы, преобладающим в биологии, и недостаточным использованием системных и междисциплинарных подходов. Современная биология пока не принимает идею адаптивного поведения и управления в живых системах как взаимодействие в рамках самосозидающей иерархически организованной сети. По мнению Хейлигена, подход к обществу как к живой системе высшего порядка несёт с собой более адекватное понимание существующих проблем и решение практических задач.

Подобие мирового сообщества живой системе Хейлиген иллюстрирует наличием в обществе всех функциональных подсистем, присущих организму, предназначенных для обработки материи, энергии и информации (по Миллеру). Хейлиген разделяет положения Perceptual control theory (Теория перцептивного управления) Вильяма Пауэрса (William Powers) в том, что поведение общества, как и других живых систем, объясняется стремлением достичь некоторого оптимального состояния, заданного через иерархически выстроенные цели. Чисто технически цели задаются как референтные параметры для подсистем восприятия, а поведение системы направлено на то, чтобы поставить в соответствие фактические параметры реальности заданным референтным параметрам (т.е. целям). Хайлиген также поддерживает идею о том, что функция управления в живых системах, включая общество, не централизована, а распределена по всей системе. Механизмы обработки информации не линейны (как это предложено Миллером), а цикличны, так как тесно связаны с циклами восприятия и деятельности, с циклическим контролем: основной задачей информации является помощь при выборе верного управляющего действия.

Хайлиген подчёркивает роль кооперативного поведения в эволюции человеческого общества и объективный характер процесса глобализации.

Наконец, наиболее полно фактические ценности и правила отношений между различными процессами внутри живых систем сформулированы Элизабет Саторис как «Принципы работы здоровых живых систем». Эти принципы помогают целостному восприятию любой живой системы, в том числе человеческого общества, и дают ключ к пониманию логики её поведения и причин, лежащих в основе проблем. Кратко пройдёмся по этим принципам:

1) Аутопоэз – самосозидание – помещает движущие силы развития внутрь системы, обеспечивает организационную закрытость, самоорганизацию и автономность.

2) Сложность и разнообразие элементов, связей и процессов внутри системы определяют сетевой характер организации, гибкость и широту матрицы потенциально доступных состояний.

3) Вложенность и зависимость любой системы от более крупной системы определяет иерархию, подчинение более мелких процессов и элементов более крупным.

4) Способность к самоосознанию подразумевает постоянное взаимодействие элементов системы между собой, что возможно только в реальной деятельности.

5) Следствия автопоэза – автономность, саморегуляция, самоподдержание и самовосстановление.

6) Способность к восприятию состояния внешней и внутренней среды – ключевой элемент процесса жизни как познания.

7) Обмен веществом, энергией и информацией с другими целостными объектами среды подразумевается как бы самой природой жизни, однако этот процесс требует серьёзного уточнения. Вопрос состоит в том, почему и как живая система выбирает ту или иную форму обмена; в частности, обмен информацией можно рассматривать как управляющие воздействия. Кроме того, совокупное материально-энерго-информационное послание часто представляет собой продукт работы системы по преодолению энтропии, то есть своего рода «негэнтропийный квант». Этот вопрос требует дальнейшего обсуждения.

8) Способность трансформировать вещество, энергию и информацию – с одной стороны, прямое следствие организационной закрытости живых систем: все ресурсы, поступающие извне, адаптируются к принципам работы внутри системы. С другой стороны, в процессе трансформации данные о среде (информация) может значительно изменять саму систему. То есть, трансформации подвергается и то, что поступает в систему извне, и сама система.

9) Обмен информацией между частями системы – это основное содержание процессов управления в системе.

10) Система в целом не может выполнять свои функции без участия своих элементов; чтобы это участие произошло, элементам необходим запрос и полномочия.

11) Координация всех частей и функций в живой системе – одна из важнейших задач управления.

12) В процессе жизни на данном уровне существования живой системы присутствуют, как минимум, три участвующих стороны: система в целом, её части и иерархически высшая структура. У каждой стороны есть свои интересы, и как ни странно, здоровой живой системе удаётся эти интересы уравновесить.

13) Уравновешивание интересов происходит, в частности, благодаря взаимовыгодному обмену и взаимопомощи между частями системы в ходе общей деятельности.

14) Эффективность и устойчивость, уравновешенные в здоровых живых системах, имеют особое толкование. Под устойчивостью лучше понимать предсказуемость состояния системы, позволяющее осуществлять планирование. Эффективность напрямую связана с целеполаганием, присущим живым системам.

15 и 16) Консерватизм в отношении хорошо работающих механизмов и инновационность в отношении неэффективных обеспечиваются наличием чётких критериев эффективности, и связаны эти критерии, как мы увидим далее, с иерархией целей.

Таким образом, современная биологическая наука имеет достаточно подробно разработанные предпосылки для анализа процессов, происходящих в человеке и в человеческом обществе как живых системах, и эффективного управления этими процессами. Препятствием к этому, скорее всего, являются чисто идеологические установки. Из-за них многие ценные и плодотворные идеи не становятся достоянием широкого круга людей. Из-за них общество проявляет редкую слепоту в восприятии и решении своих проблем.

В следующем разделе мы разберём живые системы с точки зрения Достаточно общей теории управления (ДОТУ).

Наверх

К содержанию

К следующему разделу курса